Поделиться:

Спасибо, Гора! Об одном восхождении на Эльбрус

Подготовила Евгения Бахурова

Фото: из личного архива Татьяны Перепелицы

           По профессии – юрист, в душе – романтик, по жизни – мама, донор и волонтер. А вообще – спортсменка, комсомолка и просто красавица. Любительница путешествий, медитаций, театра и культурных мероприятий, немножечко интроверт и просто хороший друг. А еще девушка, совершившая восхождение на Эльбрус. Бесстрашная и такая настоящая, Татьяна Перепелица.

           –  Татьяна, поделитесь, пожалуйста, как у Вас возникло такое желание – взойти на гору? Многие говорят «покорить гору», но считаю это выражение некорректным. Итак, возможно, где-то что-то читали, увидели репортаж, кто-то из знакомых выполнил восхождение? Что это было?

           – «Покорить» – я тоже не люблю. Восхождение – это не бой и не борьба. Как писал великий альпинист Райнхольд Месснер: «Горы больше нас всех».    Ну если только борьба с самим собой. Хотя мне больше нравится – преодоление. Очень интересна тема человеческих возможностей и их разумного предела. Я всегда любила горы, мне нравится, как выглядит мир оттуда, нравится это ощущение единения с миром. После фильма «Эверест» прочла книгу нашего альпиниста Анатолия Букреева, очень увлеченный и особенный человек был. Много раз была на Кавказе, в Северной Осетии, зимой катаюсь на горных лыжах.

Горы – не стадионы, где я удовлетворяю свои амбиции, они – храмы, где я исповедую мою религию.

Анатолий Букреев

           Осенью 2020 года попала в Приэльбрусье. Эльбрус там прямо над тобой – красивый и величественный. Задумалась о восхождении. Потом случайно разговорилась с друзьями – они собирались своей компанией, подумала – это знак! В январе 2021 года увидела объявление о наборе в «Горную школу» нашего местного старейшего клуба альпинизма «Планета» (г. Ростов-на-Дону) – пришла и осталась. Решила, что если восхождение – то только с ними.

           – Вы сами по природе экстремал? Или это была разовая акция? Для чего? Для того, чтобы кровь забурлила/для самостимуляции/чтобы проверить себя?…

           – В моем понимании экстремал – человек, которому постоянно нужен риск, поддержка адреналина в крови. В этом смысле нет, я не экстремал. Мне нравится ощущение свободы, состояния «наедине с самим собой». И определенное преодоление себя, конечно. Тут как никогда чувствуешь момент «здесь и сейчас», просто нет времени, сил и желания на остальное, типа рефлексий, сожалений, сомнений и т.п. Это затягивает. Я уже жду расписание походов и восхождений «Планеты» на следующий год, чтобы спланировать отпуска.

           – Расскажите, пожалуйста, о подготовке. Сколько по времени она занимает? В чем заключается?

           – В январе 2021 я пришла на вводное занятие «Горной школы» и поняла, что подготовка – это не просто физическая форма или акклиматизация. Ты должен знать довольно много, вплоть до того, какие зачем нужны узлы, карабины, веревки и пр., что делать в той или иной ситуации.  Занятия у нас были раз в неделю – сочетание теории и практики: скалолазание, альпинизм, туризм, базовые технические навыки, общая физподготовка, узлы, спасательные работы и т.д. Периодически добавляли какую-то соревновательную составляющую, так интереснее. Тут понимаешь свои сильные и слабые стороны. Это мотивирует и вдохновляет. Также училась действовать «на местности»: проходила навесные переправы и брод через горную реку, были снежно-ледовые и противолавинные занятия.

           Подготовка на месте состояла уже из занятий по программе Горной школы, а также акклиматизации. Мы занимались скалолазанием; были занятия на леднике; хождение по разным видам рельефа (трава, камни, осыпи); переправа через реку (с бонусом в виде черничных полян)); подъем на перевал (3300 м) с набором высоты 1000 м и ночевкой, оттуда учебное восхождение на вершину горы Андыртау (3900 м), на следующий день спуск вниз; далее уже из нашего базового лагеря на Эльбрусе на высоте 3800 м – подъем на высоту 4900 м и снежно-ледовые занятия на склоне.

           – Сколько человек в команде? Расскажите о проявлении командного духа, в чем друг другу помогали, как поддерживали?

           – На восхождение у нас собралась команда из 8 человек и 2 гида. Все познакомились уже на месте, в первом альплагере. Один опытный альпинист с 30-летним перерывом – профессор, в день восхождения ему исполнилось 69 лет! Все очень позитивные ребята, на одной волне. Мне всегда везло с компанией, а может, это магия гор, и другие люди туда не ходят? Всегда удивительно, как за несколько дней из совершенно незнакомых людей получается крепкая команда.

           Поддерживали и помогали друг другу во всем, начиная с мелочей типа колышков для палатки или крема от солнца, заканчивая предложениями разгрузить рюкзак на крутом затяжном подъеме, внушением уверенности друг другу на скалодроме (когда думаешь, что уже все, ты не можешь, тебе страшно, устал и не за что зацепиться, но нет – отдыхаешь и можешь, и лезешь дальше). Всех мелочей и не вспомнить, но в целом – залог успеха – это, конечно, командный дух и готовности помочь в любое время.


           – Можно отдельно об экипировке? Во что одевается человек для такого восхождения, что несет с собой в рюкзаке, чем пользуется в этом «походе»? Расскажите о ночевке в горах (мне, как человеку, привязанному к домашнему уюту, это особенно захватывающе послушать).

           – Восемь дней, с самого приезда в Приэльбрусье, мы ночевали в палатках. Как и было задумано – никаких комфортабельных вагончиков и прочих «радостей». Это было и в альплагере, и на перевале во время акклиматизации, и на Эльбрусе в нашем «базовом лагере» на 3800 м. (Программы бывают разные, некоторые включают более комфортные условия). Палатка – это удобно и мобильно, конечно, носишь ее на себе – как улитка. Также можно было взять в прокат спальники и карематы (коврики), но это у меня свое – спальный мешок купила еще весной, с температурой комфорта -5 (по совету гида). Это значит, что при этой температуре в нем можно спокойно спать легко одетым или вообще раздетым. Внизу, где было теплее, даже иногда застегивала спальник не полностью, а вот уже на Эльбрусе на высоте 3800 спала в термобелье и теплых носках, было отлично!

           Ночевки были в основном спокойные, только в первую ночь на Эльбрусе был штормовой ветер и град. Тогда зарылся в спальник с головой и спишь. Ночью проснулся – тишина… звезды…, даже трудно представить, что часа 3-4 назад бушевала стихия.

           Краткий список вещей: ходовая одежда по погоде, обязательно куртка-ветровка – непромокаемая и непродуваемая (мембранная), теплая куртка («пуховка»), теплые штаны (желательно тоже непромокаемые), головные уборы (в т.ч. шапка), солнцезащитные очки/маска, крем от солнца. Конечно, техническое снаряжение: система («обвязка», за которую цепляются веревки и карабины), карабины, каска, ледоруб, «кошки» (железные насадки на ботинки, в которых можно ходить по снегу и льду), ледоруб (это все я брала в прокат у организаторов), трекинговые палки, фонарик с батарейками. И разные мелочи типа посуды, гигиенических принадлежностей (все должно быть легкое и в маленьких дозировках), телефон, power bank, небольшая личная аптечка.

           – Расскажите о пути на вершину. Сложности. Сомнения – были ли? Что давалось сложнее всего?

           – Из-за неустойчивого прогноза погоды наши гиды пару дней были в сомнениях – когда лучше выходить. В запланированный день погода должна была испортиться, что могло поставить под угрозу вообще все мероприятие. А идти на день раньше – значит, недостаточно хорошо акклиматизироваться. В итоге прогноз немного улучшился и решили идти по первоначальному плану. Перед восхождением, как положено, устроили день отдыха, в 14 часов пообедали и легли спать. Встали в 21, поужинали (или позавтракали) и около 23 часов вышли. Было очень тихо, небо звездное, красота. На привалах отключали фонарики и рассматривали звезды. На падающие, наверное, загадывали одно желание на всех.

           Сомнений не было, самочувствие было хорошее, ничего не беспокоило, визуализировала, как я пишу рассказ и выкладываю фото в соц.сети. Сначала очень долгий монотонный подъем до 5000 м круто вверх (больше 1000 м набора высоты), он утомлял, я шла медленнее всех, за мной только замыкающий гид. Но вообще это правильно – не спешить, тогда не растратишь силы и их хватит до конца. Я пела песни про себя. И так часов пять.

По ней довольно узкая тропа на одного человека, вниз уходит снежный обрыв, где-то там внизу опасные трещины (этот участок носит жуткое название «трупосборник»).

Татьяна Перепелица

           Периодически отдыхали, пили чай, съедали аскорбинки/сушеные бананы/финики и т.п. А еще хорошо идет кока-кола. Только надо было убрать ее в рюкзак, так как к высоте 5000 м она превратилась в мелкий лед. На 5000 м надели системы, потому что в любой момент могло понадобиться сделать связку (пристегнуться друг к другу веревкой), убрали палки и достали ледорубы, дальше идти лучше с ними, так безопаснее. Потом идет почти плоская, очень длинная Косая полка к седловине (площадке между двумя вершинами Эльбруса). По ней довольно узкая тропа на одного человека, вниз уходит снежный обрыв, где-то там внизу опасные трещины (этот участок носит жуткое название «трупосборник»).

           Вот на Косой полке мне было особенно тяжело, так как это был уже рассвет (очень красивый), и начинало срубать в сон, буквально идешь – и глаза закрываются. Но шагать надо четко по тропе и страховать себя ледорубом, быть в максимальной концентрации. Вот тут пришлось побороться и попреодолевать. Вспоминала песни опять, переключала мозг, иногда доставала телефон и фотографировала. В какой-то момент стало бодрее и легче, вырубать перестало.

           Потом надо было поесть и выходить на финальный участок – к вершине. Вот там мы встали в связку, путь шел вдоль «перил» – натянутой веревки, так безопаснее, к ней надо пристегнуться и периодически перестегиваться, когда встречаются вешки. Минут через 10 после выхода опустилось облако, шли в абсолютном «молоке», надо отдать должное нашему гиду – вел твердо и уверенно. Тут уже включились азарт и предвкушение, да еще и рюкзаки мы оставили на седловине, шли налегке. Через какое-то время начали встречаться люди, идущие с вершины, значит – близко. А мы все идем и идем. Ветер усилился, но не критично, срывался снег.

Вершина – небольшой «пятачок», довольно тесный из-за большого количества народа. Всем хочется сфотографироваться у памятного знака (уже потом я поняла, что раньше на фото видела табличку «Эльбрус 5642», люди, кто спер табличку?!?!?).

Татьяна Перепелица

           – Что чувствовали, когда наконец поднялись? Попробуйте описать смесь эмоций и ощущения с физической стороны вопроса (тахикардия, недостаток кислорода и т.д. – если такое было). Были ли довольны – удалось ли на все 100% получить то, за чем туда стремились?

           – Честно – я переживала за «горняшку», очень чутко прислушивалась к себе. Но все было хорошо. Ничего не болело, не тошнило. Дышалось тоже нормально. На подъеме отдыхали, сколько нужно, поэтому последний участок дался довольно спокойно.

           Вершина – небольшой «пятачок», довольно тесный из-за большого количества народа. Всем хочется сфотографироваться у памятного знака (уже потом я поняла, что раньше на фото видела табличку «Эльбрус 5642», люди, кто спер табличку?!?!?).

           Эти последние шаги до выхода на вершину очень хорошо помню, еще стояли и ждали, когда уйдет народ и мы сможем все зайти (нас-то 9 и мы в связке))).И вот заходим, кричу УРА! Обнимаемся, поздравляем друг друга, идем делать общее фото.

           «Только небо, только ветер, только радость!» Спасибо, Гора! И облегчение, да, наверное, так – ура, мы смогли, я смогла. Записываю видео маме. Парочку селфи и хватит, а то мерзнут руки. Осознание приходит только на спуске. Наконец слезы радости. Под лыжной маской неудобно плакать: не вытрешь, а вдруг запотеет еще. Но беру себя в руки: нельзя терять концентрацию, впереди еще спуск. Вперед, вниз! «Как хорошо, я это сделала, я смогла!» Спасибо, ГОРА!

           Много полезной и уникальной информации для вас и ваших близких в журнале «Быть человеком». Приобрести по ссылке