Поделиться:

Настоящее вовлеченное отцовство – когда мужчина принимает решение

Подготовила Мария Курченкова

Фото: из личного архива героев

           «Включенное» или «вовлеченное» отцовство – новый тренд в медиа, который говорит о том, в каком формате папа должен взаимодействовать со своими детьми. Мы поговорили с молодыми папами и представителем общественной организации об этом феномене современного отцовства и узнали про их опыт родительства.

           Александр Ермишкин, 23 года, актер, папа Ульяны

           Папой я стал в 22 года, когда мы с женой обучались на 4 курсе журналистики. Надо было срочно играть свадьбу. В наше время позиция традиционного устройства семьи почти атавизм, но мы с Надей рассудили так: ребенок должен быть рожден в браке, потому что мы сами нацелены провести жизнь вместе и не думаем расставаться.

           Я уже имел опыт воспитания детей. У меня с братом разница в возрасте 17 лет. Он родился, когда я пошел в 11 класс. Порой я с братом обходился слишком строго. К своему ребенку у меня отношение намного более лояльное. Сейчас я стараюсь вникать в хитросплетения детской психологии и заботиться не только о физическом здоровье дочки, но и о психологическом состоянии. Говорят, что с первым ребенком всегда тяжелее, но у меня за плечами был небольшой опыт, и те приемчики, что я выработал во время воспитания брата, не хуже сработали на дочке.

           Моя жена в декрете, а дочку мы планируем отдать в садик с 3-х лет, поэтому большее влияние на дочку оказывает именно жена. Однако у дочки уже начался период привязанности к папе. Когда я дома, она все время проводит со мной и меня слушается больше. Вообще дети к мамам более жестоки, злость срывают на того, кто их вынашивал, кто может разделить чувства, как это было в период беременности. Остальные же родственники выступают за единицу социального контакта, поэтому у меня с дочкой и получается более легкое общение.

Моя жена и дочка – это часть меня, без которой я не мыслю жизни. Мне кажется, что они всегда со мной, и если я буду их избегать, то буду избегать себя самого.

Александр Ермишкин

           Хорошо, что сейчас вопросы о включенном отцовстве выходят в инфополе. Я думаю, что детьми в России чаще занимаются мамы в силу сложившихся традиций. В сознании людей еще не закрепилась модель поведения, при которой мужчина должен не только работать ради семьи, но и участвовать в воспитании ребенка самым прямым образом. Для меня «включенное отцовство» отражается в стремлении проводить с ребенком больше времени, участвовать в воспитании и не ограничиваться банальной помощью по дому. Я часто читаю дочке книги, мы с ней учимся танцевать, пробуем учить иностранные языки. Я хочу запомнить её в разные периоды жизни. Моя жена и дочка – это часть меня, без которой я не мыслю жизни. Мне кажется, что они всегда со мной, и если я буду их избегать, то буду избегать себя самого.

           Я думаю, если вы стали молодым отцом, при любых обстоятельствах нельзя отступать, ведь ребенок на вас рассчитывает, он не может о себе позаботиться, а вы можете все. Стоит только захотеть.

           Иван Козлов, 23 года, главный редактор журнала POYMA, автор подкаста «Ну поздравляю, папаша», папа Кузи

           Я стал отцом в 20 лет. Как и для многих молодых родителей, рождение сына было для нас не совсем ожидаемым. На тот момент у меня были работа и жилье, и мы ни на минуту не задумались об аборте.

           Для меня «включенное отцовство» – это норма, но она не может существовать в стопроцентном варианте. Отношение ребенка к каждому из родителей различается. На моем опыте, если ребенку больно и страшно, он побежит к маме, и только если ее рядом не будет, то он побежит ко мне.

           В вопросах родительства важна взаимоподдержка с твоей любимой женщиной. Мы, мужчины, не можем детей грудью кормить, но вполне можем погулять, поменять подгузники, приготовить завтрак для ребенка и поиграть. Мне кажется, что термин «включенное отцовство» – он именно про бытовое равноправие, про помощь. Важно не игнорировать ребенка, а заниматься его воспитанием. При этом я понимаю, что папы могут сильно уставать на работе. У меня с этим ситуация проще. Я работаю удаленно, у меня времени на сына больше, чем у многих.

           Для меня важный опыт взаимодействия с сыном наступил, когда жена заболела, и мы с Кузей отправились к бабушке. А бабушки могут несколько часов поиграть с ребенком, а потом им уже тяжко. Приходилось все брать в свои руки. Тогда я понял, насколько много ребенка в жизни матери. Я думаю, такой опыт не помешал бы каждому отцу. Возможно, люди бы поняли, что сидящая с ребенком женщина не смотрит сериалы, а много трудится, тратит большое количество физических и моральных сил.

           Я думаю, что с детьми чаще сидят мамы, потому что так исторически сложилось. Это память поколений. Но сейчас в медиа активно лоббируется тема о том, что матери и хранительницы очага – это мученицы. Ведь женщина могла строить карьеру или проявлять себя в искусстве, а ее заперли в четырех стенах и лишили нормальной жизни. Но на самом деле это не так.

Мы поняли, что наши родители не идеальны, и как бы ты не хотел, ты не можешь не оставить ребенку отпечатков. И нужно стараться их сделать гораздо меньше.

Иван Козлов

           Самое сложное в отцовстве – соответствовать своим собственным ожиданиям. Мы с женой еще молоды, и у нас свежи наши детские воспоминания. Мы поняли, что наши родители не идеальны, и как бы ты не хотел, ты не можешь не оставить ребенку отпечатков. И нужно стараться их сделать гораздо меньше.

           Родительство – одно из самых естественных вещей, которые присущи человеку. В современном медиапространстве довольно слабо выделена именно родительская аудитория. Есть специальные подкасты, пара сайтов и журналов, которые говорят о важных темах, чаще всего это именно авторские проекты. Их пока мало, но они создали хорошую альтернативу мракобесным мамским форумам, где любой может написать чушь.

          Ситуация в медиа вдохновила меня создать собственный подкаст «Ну поздравляю, папаша», где я хочу рассказать о своем опыте отцовства. Проект будет о том, как на самом деле быть молодым родителем и как это воспринимается обществом.

           Вадим Филин, председатель правления волгоградской региональной общественной организации «Православный семейный центр Лествица», глава Совета отцов «Отечество», учредитель женского кризисного центра «Покров», отец четверых детей

           В 2018 году при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка был создан Совет отцов, который представляет отцовские сообщества большинства регионов России. Наши цели достаточно простые. К сожалению, сейчас есть общемировая тенденция понижения авторитета отцовства. Мы хотим приподнять отцов с дивана и вовлечь их в общественную жизнь, чтобы они занялись не только воспитанием своих детей, но и тех детей, которые, например, остались без отцов. И это не о том, чтобы сделать отцов главными. Семья – это уникальное явление, в котором главных не бывает. Просто каждый выполняет свою функцию. И мужские обязанности принципиально отличаются от женских. Отцы – это про наставничество, мужские решения, про защиту.

           Но сейчас функция отцов сводится к одному – приносить деньги, отдать их жене и уйти на диванчик с пивком отдыхать. Этого мало для того, чтобы было развитие семьи, города, страны.

           Мы организовываем различные проекты для отцов и детей, устраиваем спортивные мероприятия, показываем сыновьям мужские профессии, связанные с военной сферой, со спасением жизней.

           Я не понимаю, что означают термины «включенное» или «вовлеченное» отцовство. Для меня ты либо отец, либо нет. И когда отец есть, он естественно занимается воспитанием своего ребенка.

           Нельзя думать, что двух часов в день с ребенком хватит. Отец должен быть с ребенком всегда. Даже находясь на работе, он может планировать, как провести время с сыном или дочерью, читать новости о том, какие детские мероприятия проходят в городе. Смотреть, какие негативные явления влияют на современную политику и на его ребенка в том числе.

           У ребенка может быть благополучная семья, но когда он выходит на улицу, то видит совсем другое. Очень важно, чтобы воспитание было повсеместное: на уровне детского сада, школы, государства. Отцы не должны замыкаться в своих семьях, им стоит делиться опытом наставничества и традиций в своем регионе.

Когда мы общались с женщинами и другими организациями, то столкнулись со страшными цифрами. 75 % абортов можно было избежать, если бы отец ребенка сказал: «Дорогая, рожай, остальное все решим».

Вадим Филин

           На базе Волгоградской общественной организации «Православный семейный центр «Лествица» в 2020 году мы с единомышленниками создали кризисный центр для женщин «Покров». Мы работаем с психологами и юристами, которые помогают мамам принять правильное решение. Когда мы общались с женщинами и другими организациями, то столкнулись со страшными цифрами. 75 % абортов можно было избежать, если бы отец ребенка сказал: «Дорогая, рожай, остальное все решим». Вот это и есть настоящее вовлеченное отцовство, когда мужчина принимает решение. Он берет на себя ответственность за своего ребенка. Но часто отцы говорят обратное: «Давай сама разбирайся, вот тебе деньги на аборт». Это большая проблема, которую нужно решать вместе с общественными организациями и отцовскими сообществами.

           Юлия Горшенина, консультирующий психолог и сексолог

           Долгое время мы наблюдали феномен «исчезнувшего отца». Он уходит корнями в историю военного времени, когда многие молодые и здоровые мужчины погибали, а в городах и деревнях оставались только старики. Тогда понятие отцовства расширилось. Люди считали отцами священнослужителей и политических лидеров, например, Сталина, который являл собой фигуру отца для всего народа.

           Но время идет, и феномен «исчезнувшего отца» теперь подается под другим соусом. Теперь отцы исчезают на работе, и они часто выключены из пространства эмоциональной близости в семье. Но отец может быть и «физически исчезнувшим». Это происходит из-за многочисленных разводов, ведь институт брака сейчас расшатан.

           Быть включенным отцом – значит полностью быть в процессе воспитания. Его интерес к деятельности так же ярок, как и интерес ребенка. Иногда на консультациях меня спрашивают: «Как быть вовлеченным, если папе надо зарабатывать?» На это есть ответ. Пусть папа уделяет ребенку внимание меньше, но качественнее. Начать можно с 3-4 часов по выходным, но пусть это будет то самое время, когда отец полностью вовлечен и его внимание не рассеяно.

Молодых отцов стоит научить быть соучастными, налаживать контакт с ребенком, разговаривать перед сном, поддерживать, организовывать разные события.

Юлия Горшенина

           Включенное отцовство становится трендом, потому что люди начали понимать: фигура отца очень важна. И хотя много муссируется, что мама самая первая, самая главная, и что именно она – начало начал, многие психологические и психосоматические исследования показывают, что папа не менее значим.

           Молодых отцов стоит научить быть соучастными, налаживать контакт с ребенком, разговаривать перед сном, поддерживать, организовывать разные события. И это взаимодействие должно быть двусторонним. Если отец с ребенком будут принимать друг друга, они могут научиться многому.